Оливер был уродливым, маленьким жалким человеком. Он до нежности любил мучить собак и кошек, выдёргивать крылья у мух и наблюдать, как извиваются черви в его руках, когда он разрывал их на части. (Это перестало быть забавным, когда он узнал, что черви не чувствуют боли).
Но мать его, по глупости, закрывала глаза на его недостатки и садистские наклонности. Однажды повариха раскрыла дверь почти в истерике, когда Оливер и мама пришли домой из кино.
— Этот ужасный маленький мальчик натянул верёвку поперёк лестницы в подвал, и когда я спускалась туда за картошкой, я упала и чуть не убилась на смерть! — закричала она.
— Не верь ей! Не верь ей! Она ненавидит меня! — завопил Оливер со слезами на глазах. И бедный маленький Оливер начал рыдать, как будто его маленькое сердце было готово разорваться.
Мама уволила повариху и Оливер , дорогой маленький Оливер , отправился в свою комнату втыкать иголки в своего пса, Оливер . Когда мама спросила, от чего кричит Оливер , Оливер ответил, что ему в лапу попали осколки стекла. Он сказал, что вытащит их. Мама подумала, что дорогой маленький Оливер был добрым самаритянином.
Однажды, когда Оливер был в поле в поисках очередных жертв для пыток, он обнаружил глубокий, тёмный колодец. Он крикнул в низ, в надежде услышать эхо:
— Привет!
Но ему ответил мягкий голос:
— Привет, Оливер .
Оливер посмотрел вниз, но ничего не увидел.
— Кто ты? — спросил Оливер .
— Спускайся, — сказал голос. — И мы здорово повеселимся.
И Оливер спустился вниз.
Прошёл день, а Оливер не возвращался. Мама позвонила в полицию, и были организованны поиски. Больше месяца они искали дорогого маленького Оливер . Они нашли его, когда уже почти сдались, в колодце, мёртвого как дверной гвоздь.
Но как же он умер!
Его руки были выдернуты как крылья у мух. Иголки торчали из его глаз, и было ещё много ужасного, о чём лучше не говорить.
Когда они накрыли его тело (то, что осталось от него) и унесли его прочь, им казалось, что они слышали смех, доносящийся со дна колодца.