Меня зовут Катя. Мне 22 года,а моему брату 28 лет. Мы живем с ним вдвоем в большом трехэтажном коттедже. У нас в доме много разных комнат, есть даже комната-кинотеатр. Этот вечер я проводила там. Я смотрела разные новые фильмы, в том числе и «ужастики». Пересмотрела,наверное треть фильмов, вышедших за последний год. Я просидела до утра и, когда на часах уже было 04:00, решила, что пора ложиться спать — режим у меня совсем сбился.
Поднимаясь со второго на третий этаж к себе в спальню, я заметила краем глаза, что на улице прямо на нашей территории стоит какой-то мужчина. Убедив себя, что это было лишь видение от усталости, я поднялась к себе в спальню. Там, лёжа на кровати, я долго не могла заснуть. Мне почему-то было не по себе. Вряд ли это было из-за того, что я насмотрелась «ужастиков» — я никогда не была впечатлительной и не верила ни в какие потусторонние силы.
Наконец, отчаявшись заснуть, я встала и вышла на балкон. Было лето, и на улице уже слегка светало. Я вдохнула полной грудью свежий воздух — рядом с нашим коттеджным посёлком была сосновая роща, и воздух был свежим и чистым. Вдруг у меня перехватило дыхание: тот человек, которого я раньше видела, всё еще стоял там — значит, мне не показалось… Я присмотрелась к нему: среднего роста, одет по-простому, как половина Москвы, светлые волосы, короткая стрижка… Как он проник к нам на закрытую охраняемую территорию?.. Я бегом спустилась на первый этаж и нажала кнопку вызова охраны.
— Эй, вы где? У нас по территории какой-то мужик бродит…
Охранники не ответили.
— Опять уснули где-то, — пробормотала я.
Когда я снова подошла к окну второго этажа, мужчина все еще стоял внизу. Тут мое терпение лопнуло, и я вышла на балкон. Открыв окно, я крикнула:
— Эй, мужчина, вам чего?
Он повернулся ко мне, и я вздрогнула. Он смотрел мне прямо в глаза. Взгляд у него был какой-то неживой. Глаза не двигались, не мигали, и мне казалось, что он видит меня насквозь. Я сглотнула ком в горле:
— Мужчина, вы как сюда попали? Кто вас пропустил?
Он продолжал пронизывать меня своим холодным взглядом, при этом как-то странно изогнув шею.
— Мужик, ты чего приперся, а? — крикнула я, начиная выходить из себя от напряжения. — Чего надо?..
Мое терпение было на исходе, и тут он улыбнулся. Улыбка была еще ужасней его леденящего взгляда. Она была слишком широкой. Тут мне стало совсем не по себе. Я пошла на кухню и налила себе чай, пытаясь сохранять спокойствие. Я никогда не была трусливой — наоборот, меня трудно было испугать, — но сейчас мне было по-настоящему страшно. Достав телефон, я набрала номер брата.
— Алло, — прозвучал в трубке знакомый голос.
— Лёш, привет, ты где?
— Я на трассе застрял, тут авария. Сейчас до заправки доеду, и домой…
— Быстрее, дуй домой! Тут какой-то ужас творится!
— Что случилось?
— Быстрее до….
Тут в дверь позвонили, и я от неожиданности выронила телефон. Подойдя к двери, я посмотрела в глазок. Там был тот самый мужчина. Уж что-что, а открывать ему я точно не собиралась. Он звонил непрерывно, затем звон сменился стуком. Он стучал минут пятнадцать, потом стук перешел в сильные удары. В конце он уже просто долбился изо всех сил в эту дверь. Я сидела за барной стойкой на кухне, тяжело дыша. Входная дверь была прямо напротив кухни. Удары становились все сильнее, и мне было очень страшно.
Вдруг раздался душераздирающий, нечеловеческий крик, если это вообще можно назвать криком. И все стихло — до утра я сидела на кухне. В восемь часов приехал брат.
— Привет, — сказал он. — Что за вмятины у нас на двери снаружи? Что тут произошло?
Я пересказала ему все, что произошло со мной в эту ночь. Лёша мне поверил. Почему связи с охраной не было, нам так и не удалось выяснить. С тех пор прошёл почти год, но я до сих пор помню ту ужасную ночь.