Утро. Дождь. Я проснулась с ужасным самочувствием. И с сожалением вспоминала прошедший день, тогда я так же проснулась, пошла в школу, но там я все время мерзла и у меня болела голова, придя домой, я выпила таблетку и легла спать, проснулась я еще с большей головной болью, мама мне померила температуру — 36.6, все хорошо. Рядом с нами жила бывшая медсестра, она посоветовала померить давление, вид у меня был ужасный, я была зеленоватого оттенка, под глазами у меня выделялись темно-синие мешки, я была похожа на зомби из фильмов ужасов — 80/40. Все в панике. Я трупак. Меня накормили шоколадом и уложили спать.
Меня повезли в больницу и определили в детское отделение. Я зашла в палату и увидела девочек, все были радостные, как будто никто из них никогда и не болел. Прошло несколько дней. Тех девочек выписали, поселили новых, как ни странно, с этими девочками я подружилась намного больше, чем с теми.
Однажды ночью мы решили порассказывать страшные истории, было жутковато. Мы все заснули на моей кровати, была уже поздняя ночь, но я проснулась от того что мне было неудобно. Вдруг к нам зашла санитарка, она подошла к пустой кровати и взяла одеяло. Но неужели она не заметила, что мы все спим на одной кровати? Наверное просто она не разглядела нас в такой темноте. Дверь захлопнулась и я заметила, что на полу валяется бумажка.
Я осторожно встала и подняла её, взяла телефон, посветила и увидела записи: «Лискова — УЗИ 11/4, 8:00; Николина — ФГДС 11/4, 10:00; Мишина — ЛОР 11/4, 14:30; Чешко — УДК 11/4, 00:00» Я была в недоумении, моя фамилия Чешко, что такое УДК (интернет ничего не выдавал) и почему такое позднее время, разве в такое время врачи принимают своих пациентов?
Весь следующий день я была в раздумье — что же такое УДК? Я попыталась расспросить все у медсестры, но та приняла меня за шутницу и велела идти в палату.
Я в ожидании. Было 23:57, еще 3 минутки… Я оделась, села и ждала. Ровно в 00:00 зашла санитарка, велела мне встать и идти за ней. Она выглядела неважно, но кто ж будет выглядеть хорошо после 3 дней дежурства, все губы у нее были покрыты малярией, на глазах полопались все капилляры, зеленое лицо, мешки под глазами… Стоп! Где-то я это уже видела…
— Пришли! — раздался голос санитарки.
— Но тут очень темно, куда идти, что делать? — спросила я.
— Жди, — последовал ответ.
Я послушно ждала. Казалось прошла целая вечность, как я увидела белую точку и темный силуэт. Он спросил что меня беспокоит и старательно все записывал. Попросил меня подойти и встать на загоревшийся коврик. Но я побоялась, ведь он же горел. Силуэт закричал на меня, но я будто окаменевшая стаяла на месте. Вдруг появилась санитарка и стала толкать меня на этот коврик, повторяя: «Не бойся, будет не больно».
Я вырвалась и бежала, бежала, бежала, незная направления. И вот я наткнулась на дверь, она была открыта. Я оказалась на улице. Точно! Запасной выход! Я пошла к детскому отделению, дверь была закрыта. Мне было очень страшно, из головы у меня не выходило эта странная процедура УДК, я даже заплакала.
Начало рассветать, дверь открыли, я незаметно проскользнула в палату и легла на свою кровать. На ногах у меня были синяки, локоть был обчесан. Всем я говорила что во всем виноваты неудобные матрасы и бугристые стенки.
Днем эта санитарка меня водила по врачам, как ни в чем не бывало, но куда все делось с её лица? Может все это мне приснилось? Но как же тогда синяки и локоть, а главное та бумажка? Я пришла и достала её, я чуть не упала в обморок, куда же делась моя фамилия?
Наверное мне это все-таки приснилось… Синяки из-за матрасов, Локоть об стенку обчесала, а все остальное моя больная фантазия… С тех пор я часто просыпаюсь ночью и меня пугает всякий шорох. Но одно я знаю точно, в этом мире не все так просто…