Вздохнув, я отшвырнул телефон на диван. Будет она, как же. Сколько себя помню, после этих слов Аня никогда не появляется вовремя. Проверив, что сотовый совершил посадку удачно, я повернулся к ноутбуку. Скука. До прихода подруги не меньше получаса, делать нечего. Стоит ли взяться за домашку? Бросив внимательный взгляд на одиноко лежащий учебник, я снова вздохнул. Сегодня, зная Аню, уже не будет времени писать доклад. Так что, не повредит и…
Ноутбук настойчиво пискнул. Ну, что еще?
Новый е-мэйл… Кого ко мне черт принес?
«Пользователь: Мисс Смерть».
«Мисс Смерть»? Какая глупость. Зуб даю — какая-нибудь девица, лет четырнадцати, с завышенной самооценкой и розовыми соплями вместо мозгов. Удалить?
Секунду выждав и убедившись, что письмо никуда не пропало, я моргнул и кликнул по назойливому сообщению.
«Здравствуй, дорогуша! Сегодня ты избран смертью. Жди её в гости! Ах, да, милый — не пугайся, когда откроются двери. Твой счётчик запущен. Проживи оставшиеся полчаса достойно.
С любовью, Смерть».
Пару раз моргнув, я перечитал сообщение. Что за бред? Недолго думая, я решил написать ответ:
«Очень смешно.»
Но как только я щелкнул мышью, чтобы отправить сообщение, пришел ее ответ. В ту же секунду. Что за?…
«Ох, я заставлю тебя хохотать, милый!»
Откусив от шоколадки, я аж вздрогнул, когда на экране неожиданно появилось окошко с надписью готическим стилем: «Скачать файл «Здравствуй, дорогуша»?»
Снежка, до этого лениво валявшаяся на подоконнике, взвилась, выпустив когти, и яростно зашипела. Белоснежная шерсть встала дыбом, а голубые глаза засверкали. И чего она так?
Сохранить в папке «Хлам».
Я скосил взгляд на кошку. Та только презрительно фыркнула и одним прыжком соскочила с подоконника прямо ко мне на колени. Не-е-ет, нужно прекращать сидеть на полу, эти ее выкрутасы уже раздражают.
Файл скачался. Открыть ли?
Я пожал плечами и щелкнул «Да». Снежка снова зашипела, полоснула экран когтями и успешно скрылась под диваном, спасаясь от моего праведного гнева.
«Предательница!» — устыдил я ее и принялся заедать горе шоколадом. Ноутбук и вправду жаль — три длинные царапины через весь экран его явно не украшают.
Честно говоря, я ожидал чего угодно, кроме… Глупого, белого шума. Ну что за люди? Присылают всякую дрянь, а мне потом… На этом мои дискуссии по поводу людей закончились. Дверь тихонько скрипнула…
«Ань? Это ты?»
Я прислушался. Шагов не слышно. Обычно, подруга грохочет, шумит, топает и гремит всем подряд так, что приходится затыкать уши. Наверное, готовит сюрприз, раз примчалась так рано…
Стоп. Дверь закрыта. Она заперта на два оборота ключа. Я сам лично поворачивал его в замке.
Назло моим расшалившимся нервам, белый шум усилился, а на белом экране начало мелькать нечто непонятное — словно человек в черном плаще прячется за напрочь дырявой ширмой. Так и сквозь «белый шум» просвечивало нечто черное.
«Аня, твою мать, не пугай меня!» — как можно громче крикнул я, чтобы подруга прекратила свои дурацкие шуточки. У меня уже были некие предположения насчет этой самой «Мисс Смерти»… Дура-Аня.
За окном неожиданно каркнула ворона, да так хрипло и громко, что я подпрыгнул на месте. Они что, сговорились все?
«Ворона — предвестник скорой смерти», — как назло, всплыла мысль. Снежка снова зашипела, с ужасом косясь на меня голубым глазом из-под дивана.
«Ань, ну, я тебе сейчас устрою!» — с трудом унимая нервный тик, я поднялся на ноги, и выглянул в коридор. И удивленно замер там, где стоял.
Дверь была открыта. В холодный сумрак прихожей проникал свет от дешевой лампочки с лестничной клетки.
«Э-э, А-а-ань, — севшим голосом позвал я, подходя к ноутбуку. — А-ань!»
Этот назойливый белый шум нагнетал обстановку. С детства его не люблю, а тут он был совсем не к месту…
Через силу удерживая себя от того, чтобы не помчаться отсюда куда подальше, я дошел до ноутбука и тут нервы у меня-таки сдали.
По всему экрану моего бывшего любимого ноутбука расползались мелкие трещины, напоминая своим видом большую паутину. Белый шум звучал слишком громко, окончательно добивая едва живые нервные клетки, а по клавиатуре растекалась странная багровая жидкость, сочась прямо из проклятых клавиш.
Крикнув нечто настолько нецензурное, что самому стало стыдно, я со всех ног кинулся к выходу и уткнулся в закрытую дверь. Заперто!
Белый шум внезапно пропал, словно его и не было. Тишина давила со всех сторон, темнота в прихожей становилась все невыносимей.
Закусив сустав пальца, я на негнущихся ногах двинулся обратно. Только бы мне все это показалось… Пожалуйста…
Обхватив себя руками, я вошел в разом потемневшую комнату. В помещение словно влили сумрак, и он, цепляясь клочковатыми пальцами, пополз по стенам, занавесил собой окна, растекся по паркету. Ноутбук стоял между письменным столом и диваном, как ни в чем себе не бывало… Неужели, действительно показалось?
На темном экране сверкнула молния, располосовавшая надвое мрачное пламя костра. Оно горело беззвучно, мертво, как призрак, случайно попавший в наш мир. Тусклый, неживой, почти неподвижный…
«Здравствуй, дорогуша!»
Я вздрогнул, как от удара током. Это все нереально… Ничего этого нет, мне все видится… Я сплю, и мне надо проснуться… На счет три… Я проснусь на счет три, в своей комнате и ничего этого не будет…
Один.
Это не страшно… Взять — и проснуться. Только бы не видеть эти стены, объятые огнем. Не чувствовать боли от ожогов. Стены, горящие вокруг. Тени, толпящиеся возле… Шизофрения? Да, точно, я рехнулся… И меня будут держать в психушке… Колоть лекарства, привязывать ремнями к кровати… Да плевать! Мне проснуться надо!
Два.
Почему я горю? Почему вокруг беснуются тени, трепещет мертвое пламя? Проснуться, проснуться, проснуться… Немедленно! Осталось совсем чуть-чуть, ну же, проснуться!
Три.
Оказалось, это совсем не больно — просыпаться…
***
«Три дня назад с собой покончил школьник, выдающающийся выпускник. Безутешные родители сообщили нам, что придя домой, они застали своего сына сидящим в спальне, на полу. Он хохотал в голос, что-то кричал об огне, а потом за доли секунды вскрыл себе вены одним из осколков разбитого окна, со словами «Проснись!». Умер, не приходя в себя, по пути в больницу. Сейчас на экране вы видите его фотографию. Молодой талант…» — вещал старый, пыльный телевизор.
«Мда… — пробормотала девушка, лет семнадцати, выключив телевизор и уставившись в светящийся монитор компьютера. — диагноз — сумасшедшый кретин. Лечить таких надо, да не поможет.»
Она щелкала мышью, как вдруг… Тихо пискнул новый е-мэйл.
«Здравствуй, дорогуша!» …