ДУША — главное понятие народной антропологии, бессмертная субстанция жизни, заключенная в теле человека и покидающая его в момент смерти. Обладание души считается привилегией человека (по представлениям крестьян Ярославс.губ. — только христианина), реже признается наличие души у животных, еще реже — у растений (де- ревьев, злаков, цветов) и других природных объектов (воды, камней и др.). Верования о душе имеют непосредственное отношение к народной демонологии, к представлениям о смерти, посмертном существовании и загробном мире.
Согласно верованиям, душа появляется у человека до или в момент рождения: человек рождается вместе с душой; бог (ангел) «вкладывает» душу в тело; ангел приносит младенческую душу и вкладывает ее в зародыш в час зачатия, во второй половине беременности; души умерших переселяются в новорожденных; Бог из одного вынет, в другого «всадит» и т. п.; есть единичные свидетельства о том, что ребенок до семи лет «души не мае, душа — це грих, вона у дорослих» (Ровен, обл.)
Родственники умирающего заботятся о том, чтобы, по народному выражению, пропустить душу, покидающую тело, для чего расстегивают одежду, отворяют окна, двери, печную трубу, разбирают потолок или крышу. Вместе с тем существует представление, что душа в момент смерти может не выйти из тела, и это грозит опасностью превращения покойника в упыря. Страхом перед оставшейся в мертвом теле душой объясняется обычай «вытряхивать душу», т. е. трясти покойника на пороге и при выносе из хаты. Реальной представляется так- же опасность возвращения души в тело или вселения в мертвое тело какой-нибудь неприкаянной «заложной» души; стремлением это предотвратить иногда объясняется обычай завязывать покойнику рот. Обычай сразу после смерти выливать всю воду в доме так- же связан с поверьем, что душа умершего может задержаться в воде; она может остаться и в зеркале, поэтому зеркало завешивают или отворачивают к стене.
Зооморфные образы души могут представляться в виде мухи, пчелы, бабочки, но особенно в виде птиц (на могилу сыплют зерно, веря, что душа вылезет «воробейкой» и станет клевать), в виде хтонических животных выступают души заложных покойников: колдунов, самоубийц и пр. (змей, лягушек) и тем более зверей (волка, зайца, ласки, крота и др.), — воспринимаются как воплощение «свободной», независимой души, потерявшей связь со своим телом и принимающей телесную форму животного, «вселившейся» в него.
Растительный образ души присутствует в фольклорных мотивах «прорастания» душ в виде деревьев и цветов (в похоронных причитаниях обращение к умершему типа «где ты будешь зацветать — в садочке или в лесочке?»), в поверьях о происхождении растений, о «произрастании» детей на грядках, в поле, в траве, в кустах и т. п., в представлениях о дереве как двойнике человека (запрет рубить некоторые деревья, обычай сажать деревья на могиле), о дереве как обиталище душ (такое дерево скрипит, под ним можно увидеть во сне покойника, он будет рассказывать о том, как он мучается.