Море бьётся об утёсы и отчаянно ревёт,
Расплели русалки косы, пляска смерти их зовёт.
Не ходи во бурно море, не раскидывай сетей,
Коли сгинешь — кто поднимет на ноги твоих детей?
Успокаивалось потихоньку море. Все ниже и ниже катились набегающие на берег волны. Осторожно начинали выходить из своих хижин жители рыбацкого посёлка — надо было проверить, не утащило ли в пучину сети, не унесло ли тщательно привязанные лодки, не снесло ль шквальным ветром хлипкие лачуги да сараюшки.
Встречались соседи, обговаривали небывалый шторм, делились впечатлениями. И вдруг пронеслось по округе: пропал Иванко — самый статный рыбак и завидный жених! Сиротою рос, матушка при родах скончалась, отца море забрало. Всем селением помогали мальцу — кто хлебца принесет, кто молочка, кто рыбки. Жилье привели в божий вид, одёжкой делились. Общее житьё — общие беды. Своих не бросали. Вот и вырос парень красив да пригож. Старики научили всем премудростям рыбацкого ремесла, справили сироте снасти да лодчонку. Уже и невеста у парня была — красавица Маричка. По весне свадебку наметили. А вот теперь — пропал! И лодки — кормилицы на месте не было!
Тогда то и припомнили поселяне недобрым словом захожего человека. Прибился намедни в поселок странник — еды-питья спрашивал да сказки баял. А сказки-то непростые — про бога морей Нептуна , про русалок да водяных. И была одна история о немой русалке, что выплывает в штормовую погоду на гребни волн в поисках суженого своего. Мол, если выйти в бурю в море, то можно увидать деву морскую да прикинуться её суженым. А она тому человеку отдаст перстень свой драгоценный.
Ах, Иванко — Иванко! Поверил сказкам глупым, поплыл в бушующее море за перстнем русалочьим! Хотел видно для любимой своей Марички подарок добыть, вот и загинул по молодости да глупости своей! Поохали сельчане, погоревали и печальные разошлись по домам — не впервой рыбаку в море гинуть, что поделаешь. Жизнь рыбацкая такова.
Велико море — не окинешь глазом. И в этой дали бескрайней качается на волнах утлая лодчонка. А в ней спит сном непробудным бедный Иванко. Не совладал юнец с бурным морем, из сил выбился, захлестнула лодку жадная волна, потопить не потопила, а жизнь людскую унесла.
Но диво — сидит на корме дева красы неписаной. А хвост то у девы рыбий! Русалка! Та самая — слепая, что суженого своего ищет. На пальце перстень блестит красоты невиданной. Гладит дева Иванко по лицу, ощупывает нежно. Шепчет тихонько: «Вот и нашла я тебя, жених мой долгожданный! Сколько бурь пережила, штормов яростных, а дождалась своего суженого!»
Вдруг … О, чудо! Шевельнулся Иванко из последних сил да молвит в ответ: «Бери жизнь мою, дева морская, только выполни просьбу последнюю. Доплыви до берега родимого, найди невесту мою Маричку и отдай ей перстень свой, коли не жалко. А я уж навек твой буду!» Сказал да и закрылись глаза горемычные навсегда.
То-то было в поселке рыбачьем переполоху. Вышла наутро Маричка на крыльцо, а на ступенях перстень лежит красоты неписаной! И след на песке с чешуёй перемешанный до самого моря. Залилась горючими слезами девица — поняла, от кого посылочка!
А Иванко рука об руку с девой морской в бурном море рыбаки встречали. Бают, что выплывают они на гребне волны, когда лодка уж почти потоплена да держат её, давая погибающим время воду вычерпать. Помогают в общем рыбакам, в беду попавшим. Такие дела. А правда ли, нет ли — кто знает?