Я открыл глаза. Возле кровати стояла моя пятилетняя дочь Мэгги.
— Мэгги? Что случилось, детка? Тебе приснился кошмар?
— Нет. Папа, можно я лягу с тобой? — Мэгги посмотрела на меня. В лунном свете она казалась особенно бледной, а её глаза блестели в темноте. Это придавало малютке болезненный вид.
— Ну конечно, иди сюда! — Я взял малышку на руки. Её трясло. — Что с тобой, детка? Тебе плохо?
— Голова болит, — тихо сказала она. — И холодно очень.
— Ложись в постель. Вот так, а я сейчас принесу жаропонижающее. Хорошо?
— Да, — Мэгги укуталась в одеяло.
Я быстро вернулся с жаропонижающим. Мэгги выпила лекарство и сразу уснула, обняв меня рукой за шею. Я и сам начал засыпать, как вдруг открылась дверь, и кто-то маленький подошёл прямо к моей кровати. Что-то коснулось моего лба.
— Папа! — рядом с кроватью стояла моя дочь Мэгги. — С кем ты говорил? Кто там?..
Маленькая ручка, лежащая у меня на шее, с недетской силой впилась мне в горло.
— Папа! Папа! Что с тобой, папа?