Лагерь наш представлял из себя палаточный городок, но на одну ночь вожатые решили отвести нас в лес, и провести там в ночь в шалашах, которые мы сами себе и построили. Совсем рядом располагалось озеро. Вечер, все собираются спать, а мы с подругой и еще трое ребят решили не спать эту ночь. Остались у костра (практически на берегу озера), и стали страшилки всякие рассказывать. В ту ночь было много странностей.
Первой из них оказался волчий или собачий след на берегу. Отчетливый, одиночный след лапы в песке. Появился он ночью, вечером его не было. Собак там не водится, волки есть, но волк не мог пройти мимо нас к берегу незамеченным. А даже если и так, где остальные следы?
Посреди ночи подруга отлучилась в лес — у нас заканчивались дрова. Пошла одна, так как не из пугливых, ну и просто видимо захотелось отдохнуть от нас. Отсутствовала она довольно долго, около часа наверное, но мы не волновались. Приходит абсолютно спокойная и жутко бледная. Молча садится у костра, смотрит в огонь. Мы начинаем расспрашивать ее. Она сказала, что видела русалок. Сразу оговорюсь, по славянской мифологии русалки — это не девы с рыбьими хвостами, а души не крещенных младенцев или утопленниц. «Иду по лесу, вижу сквозь деревья полянка просвечивает. И на ней две полупрозрачные фигуры. Вроде как девушки в белых одеяниях, они поворачиваются ко мне лицом — а вместо лиц уродливые рожи, непропорционально вытянутые. Я быстро и тихо ушла оттуда.» Может, конечно, и не русалки это были, а просто духи какие-то… Подруга к розыгрышам не склонна, мы как-то сразу ей все поверили, выражение лица заставило. И в самом деле, будто призрака увидела.
Третий случай был уже под утро, только-только начало светать. Один из ребят пошел в свой шалаш за фотоаппаратом, возвращается и говорит нам, что заглядывает он в свой шалаш, а фотоаппарат его самостоятельно фотографирует. Фотоаппарат пленочный, так что фотографию сразу посмотреть нам не удалось. Обещал прислать потом, но так этого и не сделал, к сожалению.