Мой дед родился в конце 19-го века в семье священнослужителя, жили они в Киеве в собственном доме. Из поколения в поколение все мужчины были священниками, а женщины выходили замуж только за служителей церкви.

Когда дед был еще ребенком (возраст примерно 7-10 лет), произошло такое происшествие. Семья поехала в село к родственникам на несколько дней. Дети резвились на природе, но за ними присматривали. Дед все время рвался в лес, его даже один раз вернули с полдороги. Но все-таки ему удалось улизнуть, чтобы обмануть няньку, он побежал не по дороге, ведущей в лес, а через село. Тут начался дождь, дед увидел среди хозпостроек маленький домик, решил в нем спрятаться, но не было дверей. Только доски крыши неплотно прилегали, дождь усилился, и дед, приподняв доску, протиснулся внутрь, а дальше… очнулся в темной глубокой яме (не будучи сельским жителем, он не знал, что это не домик, а крытая силосная яма, которая оказалась пустой).
Дед пытался кричать, но выходило не очень громко. При падении он сильно ударился спиной, и было больно дышать и шевелиться, не только кричать. Вылезти было невозможно, оставалось ждать, что его найдут. Страшно не было, он просто знал, что все будет хорошо (постоянная опека взрослых или детская уверенность, что с ним ничего плохого не может случиться). Дед просто лежал и ждал, хотелось пить и есть, болела грудь, и мучил кашель от удара, дед постоянно проваливался в сон или терял сознание, свет еле пробивался через щели «домика», сколько прошло времени, он не знал. Откроет глаза — лучики света, вроде только на минуту закрыл, открывает — уже темно.
А родные, все жители села, полиция и солдаты, вызванные из города, в это время прочесывали лес, привезли даже собак-ищеек, но дождь смыл следы, собаки были бесполезны. Никому даже в голову не пришло, что ребенок совсем рядом.
Один раз из небытия его выдернули голоса, кто- то совсем рядом разговаривал. Дед решил, что его, наконец, нашли, и открыл глаза, было совсем темно, никого не было видно, но четко было слышно, как разговаривают два человека, и совсем рядом как будто они были с ним в яме. Дед попытался позвать, пошевелиться, но только захрипел, неизвестные продолжали говорить, не обращая на него внимания, теперь они спорили.
Один голос (дед назвал его добрый) говорил, что-то вроде этого (передаю смысл):
— Дай ему еще время.
А второй (строгий) отвечал:
— Мне его жаль.
Дед ничего не мог понять, на его шуршание и хрипы голоса не реагировали, продолжали спорить. Потом строгий голос сдался:
— Хорошо, пусть живет 30 лет.
— 30 лет мало, — отвечал добрый голос, — пусть живет 100 лет в раю.
— Ладно, пусть живет 100 лет, и пусть будет рай, но только на 30 лет, а потом ад.
— Не нужно ад.
Они опять начали спорить.
Дед решил, что он умер, и его определяют в рай или ад. Но страшно не было, он даже с каким–то интересом слушал спор незнакомцев и ждал, что будет дальше.
Наконец, строгий голос ответил:
— Хорошо, 30 лет рая и обязательно должен быть ад, а то он не поймет, что был в раю…. хотя бы 2 года. А остальное время…
Молодой перебил:
— Я ему буду помогать.
— Как знаешь.
Голоса замолчали, дед еще прислушивался и ждал, когда же будет продолжение, куда он попадет в рай или в ад. Но ничего не происходило, и он в очередной раз провалился в темноту.
Когда в следующий раз он открыл глаза, то увидел маму, подумал, что она делает на том свете, но оказалось, что его нашли, и он в больнице. Неделю искали ребенка в лесу, а нашли случайно, хозяйская собака отвязалась и стала лаять и скрести «домик» над силосной ямой, мужик решил заглянуть…
Долго провалялся дед в больнице, обезвоживание, ушиб легких, почек … долго еще находился он на грани. Пока врач, наконец, радостно не сообщил матери:
— Забирайте домой своего везунчика, опасность миновала, сил наберется дома, 100 лет будет теперь жить, не меньше.
После этих слов дед вспомнил спор незнакомцев и рассказал доктору и маме.
Врач сказал, что это были слуховые галлюцинации или сон, обессиленный мозг играл с ним в такую игру, а мать, будучи глубоко верующей, сказала, что это ангел-хранитель его отстоял и теперь будет ему помогать.
А я думаю, может, это было просто предвидение, в такой вот необычной форме?
История пересказывалась дома всем родственникам и знакомым по разным случаям еще долго, поэтому дед и сохранил ее в своей памяти. А взрослым он часто вспоминал и размышлял. Очень уж все тогда было реально.
С рождения до того времени, когда начались гонения церкви прошло 30 лет. Это было самое счастливое время, дед учился (обеспеченные родители баловали сына, а он искал себя), вначале в консерватории, потом в академии художеств, потом в семинарии.
Дед говорил: «я жил 30 лет в раю и не знал об этом, пока меня оттуда не выгнали. Думал, вот он начался ад, но нет, то была просто жизнь. И о том, что побывал в аду, понял, когда все закончилось».
А «жизнь в раю» закончилась так: по окончании семинарии, дед ехал на новое место службы, где батюшкой был его старший брат. На полдороге дед сошел с поезда ( что-то просто не пускало его дальше). Несколько суток он провел в чужом городе, а потом все-таки поехал на место назначения. Его ждала ужасная новость, брата, других священников и прихожан расстреляли прямо в церкви. Если бы дед не опоздал, то был бы рядом с братом.
Потом он уже, будучи семейным, устроился регентом и как что-то подсказало, параллельно дворником на заводе. Прослужил недолго, в один прекрасный день опять по какому-то наитию уволился из церкви, хотя место в то голодное время было хлебное. И опять шестое чувство его не подвело. Были арестованы все служащие в церкви, даже дворник и истопник. Дед избежал репрессий, но имея 3 высших образования, вынужден был работать всю жизнь дворником и жестянщиком, чтобы ни копались в происхождении.
Было еще много чего. И предсказание о двух годах ада тоже сбылось. Два года настоящего ада в катакомбах.
Воевал сапером с 1941 года. В 1942 его часть грузилась на корабль, чтобы переправиться с Керченского полуострова, возле деда разорвался снаряд, и его, посчитав убитым, оставили. Вся его часть погибла, разбомбили судно. Бабушке прислали «Пропал без вести». А деда, тяжелораненого, солдаты занесли в Аджимушкайские каменоломни.
То, что написано и рассказывают в музее про эти катакомбы, часть причесанной истории. (Прочтите кому интересно в инете). На самом деле все намного сложнее, большинство солдат ушли в нижние хода каменоломен. НКВД начало свою борьбу с врагами народа и в катакомбах, поэтому простые солдаты и офицеры ушли в глубину, нашли другие ответвления и выходили на поверхность очень далеко от центрального хода.
2 года провел дед и такие же, как он солдаты под землей, выходили на поверхность, найти что-нибудь съестное, ели собак, котов, крыс, траву. Да, не вояки они были, только выживали, но не было в этом их вины.
Дед и еще три человека вышли на поиски съестного. Нашли возле какого-то пустого дома дохлую собаку и, обезумев от голода, тут же в ведре стали ее варить. Приехали на мотоциклах немцы, заметили дым. Но увидев «скелетов» в рванье, вокруг ведра, из которого торчала дохлая собака в шерсти, и, поняв в чем дело, стали смеяться. Фашисты пинали наших солдат ногами и палками, а те, только пытались оторвать от сырой еще собаки кусок. Дед говорил, что думал, уже конец, и сейчас их расстреляют, но единственное, о чем он жалел в тот момент, это то, что не успели съесть собаку…
Но офицер на плохом русском сказал, что на трупы жалко тратить патроны и приказал закрыть их в сарае. Сколько они там просидели, неизвестно, никто ни на что не надеялся. Но опять чудо – наш десант и почему-то заглянули в сарай…
Но, когда думали, что все позади и все «жители катакомб» были освобождены, люди начали умирать, накормленные досыта сердобольными солдатами. Дед выжил. Потом за то, что «отсиживался» неизвестно где, 2 года после войны дослуживал — разминировал освобожденные территории. И считал, что ему еще повезло, могли расстрелять или сослать в лагеря.
Еще много всего, можно написать отдельную книгу, трудно вложиться в маленький рассказ.
Скажу только, что дед был очень незаурядным человеком. Лечил руками, посмотрев на человека, мог сказать, чем он болен…
С бабушкой они прожили 75 лет вместе. Очень друг друга любили. На годовщину свадьбы подарил бабушке 75 роз, встал на колено, признался в любви и рассыпал цветы у ее ног. И это не на публику, свидетелей не было. Они были вдвоем.
Когда дед умер, у бабушки отнялись ноги, она ни на что не реагировала, никого не узнавала, только все ждала своего любимого. 2 года ждала.
Прожил мой дед 103 года и был здоров и физически, и ум остался ясным до конца. На вид можно было ему дать лет 75, ходил без палочки, был жилист и подтянут, никогда ничем не болел, не смотря на ранение и катакомбы. Сам ходил на базар за покупками, один раз прямо на территории базара сбила его машина, он еще несколько месяцев боролся за жизнь, все зажило, вставал, ходил, шутил, и мы даже думали, что все будет хорошо.
В ту ночь я резко проснулась и просто знала, что его больше нет. Не было ни вещего сна, ни голосов, ничего, просто почему-то знала.
А перед тем, как деда сбила машина, он говорил, что приходили за ним прозрачные нарядные, молодые люди, но он отказался с ними идти.