Как-то раз у одной девочки было день рождения. Были поздние советские времена, так что мать дала дочери двадцать рублей и сказала:
— Доченька, ты весь год вела себя как прилежная девочка, так что иди и купи себе всё, что захочешь.
Девочка очень обрадовалась, взяла деньги и пошла на любимую улицу — там был хороший магазин со сладостями. Но когда она подошла к нему, оказалось что он потрёпан и заколочен досками, хотя вчера работал как всегда.
Девочка расстроилась и захотела пойти на другую улицу, но какая-то невидимая сила потянула её совершенно в другую сторону, всё дальше и дальше. В конце концов девочка пришла в какую-то пустынную улицу, она ещё никогда на ней не бывала. В самом её конце был магазин, на вывеске висевшей прямо над ним было написано красивыми буквами: «Черепушка Дотти», а под надписью искусно вырезан прямо в дереве череп, увитый виноградными лозами. По витринам было понятно, что это какая-то лавка со старинными предметами сомнительного свойства, но сам магазин вызывал впечатление похоронного бюро. У девочек младшего возраста обычно такие заведения восторга не вызывают, но сила всё ещё тянула девочку к магазину, да и ей самой было интересно что там такое.
И она, топая по мостовой, побежала к лавке. Девочка остановилась у самой двери, осторожно приоткрыла её и заглянула внутрь. Вещей там было видимо-невидимо! Какие-то интересные монеты, дневники, старые чашки с жутким узором и веера раскрашенные акварелью. Больше девочка из этой щёлочки разглядеть не сумела, так что сразу захотела войти в магазин и посмотреть поближе. Она толкнула тяжёлую дверь и вошла внутрь. Когда дверь закрывалась, девочка услышала шум таких штук: «музыка ветра». Они журчали как ручейки очень красиво и девочка ещё больше полюбила этот магазин. Она прошла ещё дальше и стала рыться в разных вещичках, в магазине никого не было, даже охранника или продавца.
Девочка нашла много всего разного, почти на всех вещах висели ценники — пятьдесят рублей, семьдесят. Это было очень дорого, а девочке хотелось купить всё сразу, так что ей скоро наскучило с завистью глядеть на недоступные вещи и она решила найти что-нибудь за двадцать рублей, которые у неё были. Она прошла к противоположному концу магазина и увидела проход, над ним на табличке теми же буквами, какими было написано «Черепушка Дотти» значилось — «Куклы. Бракованный материал». Девочка ничего против бракованных кукол не имела, так что с радостью пошла в отдел. Значение слова «Бракованные» она точно не знала, только знала, что такие вещи всегда меньше стоят.
Первое что она увидела — были прекрасные куклы, самые красивые, которые только Девочка видела в жизни. Разумеется на них были мелкие повреждения — царапины, слишком толстый слой пыли, выколотый глаз… но они всё равно были так прекрасны, что девочка не обращала внимания на дефекты. Но что бракованные, что не бракованные, а стоили всё равно дорого. Девочка каждый раз обиженно надувала губы, когда видела цены вроде «Двадцать один рубль», ведь не хватает всего ничего. В конце концов она перерыла весь отдел, но так и не смогла найти то, что ищет. То есть она всё же откопала некоторые куклы за девятнадцать или двадцать рублей, но все они имели что-то общее, неприятное. Девочке уж очень не хотелось брать эти противные куклы, так что перед выходом в основной отдел она кинула их на какую-то полку и отряхнула руки. Девочка хотела найти продавца и попросить его помочь найти что-нибудь сносное и минут десять искала кассу. Когда девочка подошла к ней, на ней оказался звонок, вроде того который ставят в отелях чтобы позвать портье. Она нажала на него, раздался звон. Послышались шаги и пришёл кассир — грустный старичок в клетчатом свитере. На свитере у него был бейджик оформленный точно так же как вывески, на нём было написано его имя: Харон. При чём ниже было оно же на древнегреческом. Пусть он совсем не был одет в чёрное и не производил жуткого впечатления, от его появления ощущение похоронного бюро только усилилось.
— Что желаете, молодая леди?
Девочка немного опешила от такого обращения, но быстро взяла себя в руки.
— Я тут хотела куклу купить, но у меня только двадцать рублей, а все куклы очень дорого стоят! Можете помочь мне найти что-нибудь подешевле?
Старик как-то странно на неё посмотрел и сказал:
— А вам очень нужна кукла, маленькая леди? Я с удовольствием могу продать вам что-нибудь ещё…
Девочка уверила его, что у неё сегодня день рождения и ей очень хочется именно куклу, старик едва слышно вздохнул и повёл её в тот самый отдел. Они прошли до самого конца, там валялись особенно покалеченные куклы в куче. Дедуля запустил в кучу руку и достал оттуда невиданной красоты куклу — не повреждённую ровно нигде, с блестящими рыжими локонами и зелёными глазами с длинными ресницами.
Девочка немедленно спросила сколько она стоит. Харон ответил — двадцать рублей. Девочка расплатилась и бегом побежала из магазина, так ей хотелось поиграть с новой куклой. Когда она добралась до дома было уже восемь часов. Мать, конечно, отругала её за такой поздний приход, но тут же принялась восторгаться куклой.
Когда она наконец отдала девочке куклу, она понесла её в свою комнату и долго играла. Девочка назвала её Мэри. Когда она приходила из школы домой, она подолгу играла с Мэри. Девочка росла, а Мэри всё ещё оставалась её лучшей подругой. Про «Черепушку Дотти» и Хароне она начисто забыла. Потом она стала встречаться с одноклассником и Мэри чаще стала пропадать куда-то. Посадишь её перед уходом на полку, она окажется под кроватью. Положишь на тумбочку, а найдёшь в ящике. При всём при том, что мама и все остальные клялись, что её не трогали.
И вот когда девочка решила познакомить Мэри и своего любимого, она положила куклу в портфель и сказала ей:
— Ты скоро увидишь моего Диму, Мэри! Разве это не здорово?
Кукла, естественно, не ответила.
Всё свидание с Димой в портфеле что-то пошевеливалось, но влюблённые были так счастливы, что не замечали ровно ничего. Когда счастливая девочка вернулась домой, она положила куклу на полку и завалилась спать. Ночью она проснулась от подозрительного шороха.
Это была… Мэри. Она стояла в ногах кровати девочки и из её зелёных глаз текли кровавые слёзы. Девочка сонно пошевелилась. Она приподнялась на руке и хриплым ото сна голосом пробормотала:
— Мэри… Что?..
Но договорить она не успела, потому что кукла вонзила ей в грудь нож. Удар был таким сильным и точным, что смерть бы была мгновенной… Но, увы, недостаточно сильным. Девочка умерла в страшной агонии, утром родители нашли её полностью изуродованной. Она даже не могла кричать.
В это же утро родители Димы нашли его в своей кровати зарезанным. У него было вырезано сердце.
А куклу больше никто и никогда не видел.
А теперь надо кое-что прояснить. Что же послужило мотивом для куклы убийством ни в чём неповинных ребят? Сейчас я вам объясню.
В ту куклу вселилась злая и неупокоенная душа, проще говоря, дух или призрак. А поскольку духи чаще всего сохраняют остаточные эмоции умершего, это часто доставляет неприятности живым. Данный дух был неупокоенной душой некой Эмилины Джонс, которая совершила самоубийство после того, как её из-за другой девушки бросил парень. Убитая горем, Эмили поклялась отомстить обоим а после сбросилась с двенадцатого этажа.
Увы, многие духи такого типа становятся злыми и жестокими и поэтому им уже всё равно кому мстить — тем, кого они знали или кому-нибудь ещё. Наверное, девочка и её одноклассник напомнили духу о своей мести и, не разбирая кому мстит, дух Эмили не смог выдержать чужого счастья и убил обоих.
Харон — в греческой мифологии — перевозчик душ умерших через реку Стикс в Аид (подземное царство мертвых). Сын Эреба и Нюкты.