Впервые я посетил бензозаправку, когда учился в институте. Мне предложил эту работу мой, как оказалось позже, нехороший товарищ. За двенадцать часов можно было неплохо заработать на «чаевых», да плюс зарплата. Ну, в общем, расписал этот «дружок» работу, как сказку: сидишь в служебном помещении, где все для жизни имеется – диван, телевизор, СВЧ-печь, чайник, холодильник, да и мясо шеф «за так» привозит своим работникам. Меня, конечно, все приятно удивило.
Ну, а почему бы и нет! Лёнчик дал мне адрес, но отказался мне показать, что да как, сославшись на свой болезненный вид. А видок у него был, как у человека, которого как говорят: «Смерть отпустила на пять минут». Вечером я направился на работу, перед этим выспавшись после занятий. Маршрутка до нового места работы не доезжала метров 300-400, так как домов и остановок дальше уже не было, а только одинокие шиномонтажи на фоне заброшенных, заколоченных магазинов. Не скажу, что смертью несло за версту, но было как-то тихо… И кого же тут заправлять? Но вскоре машины стали проезжать, пара – тройка за час. Да, как только к колонке успел подойти, то мрачной тенью за ней показались ряды «убитых» автомобилей, огороженные высоким сетчатым забором. На работе я быстро освоился, познакомился с молодой девушкой-оператором, которая порекомендовала мне без надобности ночью не выходить.
Полумертвый Лёнчик не обманул с описанием помещения, все было даже лучше, чем он рассказывал. И чего ж человеку не работалось. Я обрадовался новой обстановке, уселся на диван и начал пользоваться отличным компьютером, который здесь был (да! Даже компьютер был, продукты в холодильнике «задаром», пользуйся — не хочу). Я захотел спросить девушку-оператора, которая находилась в соседнем помещении за бронированной дверью, но она не открыла мне, так как это запрещено. Пришлось мне, как и до этого, общаться с ней через стекло. Она сказала — пользуйся всем, чем хочешь и никого не впускай, а дверь запирай. Авто заправил, деньги взял, если мне не передали, крикнул на сколько или сколько какого бензина залить и заходи, запирайся изнутри. В общем, флирт с девчонкой не прокатил. Через окошко я видел такой же убитый взгляд девушки, как и у Лёнчика. С ней-то все понятно – сутки работать, да и еще в такой глуши, рядом с кладбищем авто. Скажу сразу, что с ней я только общался: «Привет! Пока!». Наступила ночь моей первой смены, а на улице холодный декабрь, скупой на снег, но щедрый на ветер. Клиентов заправил я с десяток. Ничего особенного в клиентах я не замечал, да и что в них рассмотришь. Люди, как люди. Было скучно, захотелось выйти подышать морозным воздухом, не любитель я сидячего образа жизни.
Покинув свою «роскошную пещерку», я направился к кладбищу. Вроде спокойно, а потом вижу, как с невыносимым скрипом открывается дверь автомобиля и падает на спящую собаку, которая от страха рванула к двери сарайчика. Дверь этой «халабуды», по-другому это помещение и не назовешь, открылась сторожем, который впустил собаку со словами примерно следующего содержания: «Что ж ты бедная, сразу не зашла. Знаешь ведь, где работаем. Нас охраняют, а не мы». После странных слов из двери вышел исполинского роста худощавый мужчина в лётной куртке, без головного убора и в дедовских сапогах, от которых веяло Октябрьской революцией. Я поздоровался с ним, после чего он подозвал меня, назвав «новеньким» и пригласил меня посмотреть на авто. Я не отказался, мне ведь самому нравились некоторые автомобили, часть которых уходила за бесценок. Начали мы ходить, смотреть, а он рассказывал, да и я общался. Я. — А часто ли здесь у вас насмерть разбиваются? Он. — Как сказать. Вот вчера «четверку» красную привезли без лобового, с мозгами внутри. Пойди, посмотри. На днях Волгу 21 привезли, водитель которой в Камаз влетел. У 21-й только перед убит, а в Камазе двое погибло. Я. — А водитель Волги?
Он. — Да царапины. Это ж 21-я – танк, а Камаз вон он в дальнем ряду стоит (и показывает пальцем огромной длины на темный неосвещенный участок кладбища). Но только ты не ходи туда смотреть на Камаз. Не надо. Я. — Тоже мертвечина внутри не полностью убрана? Он. — Ну, да. (смеется менторским тоном). Ходят там они, ищут виновника своей смерти. Я. — ????????? Он. — Да успокойся! Это еще что! Главное, что никого не трогают. Я. — Нет, я не верю. Он. — Ну сходи, посмотри.
Только недолго, а то не вернешься. Ну, парень я крепкий, молодой. Решил доказать мужику, что не боюсь. И иду к концу кладбища, а свет все тускнее и тускнее. Поворачиваюсь назад, посмотрев на яркий свет и мужика с сигаретой, оборачиваюсь обратно и вижу — два мужика передо мной стоят. Я не испугался, думаю — пусть нападают, я с детства занимаюсь спортом, да и на улицах не раз за себя стоял. Я и обращаюсь к ним: «Клоуны, давайте! По очереди». Как вдруг один приближается ко мне и по мере его приближения свет упал ему на лицо, лишенное четверти, а может и больше. У головы не хватало правого полушария, части челюсти. Я начал медленно умирать, ни движений, ни слов. Вдруг подходит второй мужик, на которого я смотрю и не моргаю, не двигаюсь, потому что парализован от страха и жду… не знаю чего. Лицо второго было без глаз и все окровавлено. Я чувствую шум и топот сзади. Подбежал сторож с огромным фонарем и все закончилось. Что было дальше – я не помню. А через несколько минут (как говорит мужик) я очнулся и напился в хлам. В общем, сторож сказал мне, что я больной на всю голову. Он-то не думал, что я и впрямь пойду и побежал за фонарем уже в тот момент, когда увидел, как я замер. После этого я еще пару дней не ходил к сторожу, а он выходил ко мне пообщаться. Но после я опять начал заходить на кладбище, но уже только со сторожем и мы видели, как кто-то постоянно открывает и закрывает наглухо закрытые двери. Был еще случай и с четверкой. Да, и самое интересное, каждую ночь кто-то царапал эту 21-ю волгу. После встречи с теми двумя покойниками, я видел многих блуждающих по этому кладбищу и даже пытался к ним приблизиться со светом. Но свет их пугал, жаль, что тогда у меня не было фотоаппарата. Хотя камеры ничего не фиксировали. Но когда я попросил сторожа прокрутить ролик моей встречи с двумя мужчинами, то сказал, что уже приезжали люди и забрали эти материалы (точнее вырезали). Значит, кто-то знает о призраках и прячет от глаз эти видео и фото записи. Вот так моя смелость и бравада чуть не лишили меня жизни.