Фонари в этом городке работали по своему безумному графику: давно умершие начинали светить заново, а новые — с новыми лампочками — внезапно гасли. Надеясь, что в этот вечер те все же будут светить на всем пути до дома, до которого идти было несколько переулков, женщина с легким сердцем завернула за угол. Но ее ждало разочарование — фонари светили раз через пять, и дорога была окутана сумраком. Часы ткацкой фабрики ярко-зелеными, кому-то казавшимися космическими, цифрами показывали половину десятого. Совсем недавно прошел дождь, но тучи продолжали стоять над городом плотным навесом, держа оборону против морозного и по этой причине ясного антициклона. Туман делал одежду влажной, проникал в легкие, медленно сдавливая невидимую удавку. Женщина приподняла ворот пальто, поежившись, и ускорила шаг. Вскоре появилось неприятное ощущение, что за ней кто-то следит. И действительно, она пару раз слышала всплеск луж. Но обернуться не решалась.
— Эй, постой!
Пришлось. Молодой парень в спортивной куртке. Свет фонаря блеснул в его глазах, и женщина отшатнулась. Эти глаза… Что-то было в них.
— Смотри, как я умею, — с этими словами парень прыгнул назад через себя. — Нравится?
Женщина осмотрелась. Рядом ни души, хоть караул кричи. И ни единой машины.
— Здорово, — дрожащими губами произнесла она. — Ты молодец.
Парень улыбнулся и сел на шпагат, расставив бледные руки в стороны.
— А так нравится?
— Еще бы! Ты настоящий акробат!
В мозгу пульсировала лишь одна мысль «Бежать!» Но куда? Он же гораздо сильнее и обязательно ее догонит. Что у него на уме?
— А я и так могу, — акробат сделал «колесо» и приземлился в лужу. — Нравится?
— Очень, — женщина покосилась на светлую сторону переулка.
— Погоди. Я сейчас.
Пока парень нырнул в кусты, женщина припустилась к дому. Он догнал ее, уставшую и со сбившимся дыханием, приставил к горлу ледяное лезвие ножа и сунул в лицо корявую палку.
— Садись. Поедем со мной.
Зажал палку между ног и кивнул на «заднее место». Женщине ничего не оставалось делать, как перебросить ногу. Как назло, из головы вылетели все молитвы, а в сумочке ни тяжелого предмета, ни газового баллончика. Она попыталась крикнуть, но «Помогите!» застыло в горле комом — ее продолжал душить туман. Слезы потекли по щекам, и фонари превратились в расплывчатые пятна. Шум, шум… Автомобиль. Женщина обернулась.
— Автобус!
Это водитель междугороднего автобуса ехал на базу: в салоне светло и пусто, «Дорожное радио» в роли колыбели. Парень вздрогнул, увидев лицо водителя, и, оттолкнув от себя женщину, побежал в темноту, к кустам. Женщина расставила руки в стороны на пути у громоздкой машины. Мужчина нажал на тормоза и открыл дверь. Матерясь.
— Ты сдурела? А если бы я тебя задавил?
— До дома. Два переулка. Можно?
— Да садись. Мне не жалко, только впредь, дамочка…
Женщина не успела сесть — рухнула в проходе. По рубашке водителя расплывалось огромное алое пятно.